^Вверх

Все для Joomla. Беспланые шаблоны и расширения.

Три поколения, работающие на земле – семья Сенченко. Свою жизнь они посвятили процветанию сельского хозяйства нашего края. Главным героем этой статьи будет Виктор Александрович – глава и стержень семьи. Поводом для встречи стал, как это уже небанально и традиционно для нас, предстоящий юбилей. 11 ноября Виктору Александровичу Сенченко исполнится 70 лет. Его жизнь - большой трудовой путь, полный стремлений и желания сделать жизнь окружающих лучше. Не всегда встречалось согласие и понимание на его пути, были и победы, и разочарования. Главное, что рядом всегда была крепкая семья, которая была поддержкой в жизни и стимулом для дальнейших свершений.
Его отец Александр Федорович фронтовик, восстанавливал сельское хозяйство в послевоенное время. Силами упорного труда Виктора Александровича строилась и получила мощнейшее развитие Алексеевская птицефабрика, достойно развивался совхоз имени Ленина. В настоящий момент его дочери Наталья и Елена руководят ООО «Сармат-Элита», и у этой истории, наверняка, еще будет продолжение, в которой участниками уже станут представители четвертого поколения. Ну, а сегодня мы говорим не о будущем, а о прошлом и настоящем семьи Сенченко. В нашей беседе два участника: Виктор Александрович и его дочь Елена.

- Виктор Александрович, нам очень приятно, что человек-легенда сегодня в гостях у редакции.

- А кто меня таким легендарным сделал в Ваших глазах?

- Вы сами. Нам интересно все, что касается Вашей жизни.

- Мой отец в годы войны был замполитом. В 1946 отец в послевоенное время стал председателем колхоза в хуторе Дьяково, где через год родился я. Вся его семья, братья и мать жили в Латоново, и отец со временем переехал туда, поэтому я считаюсь уроженцем села Латоново. Простая рабочая семья - отец успел только восемь классов закончить. После войны фронтовиков брали на работы такие, чтобы страну от голода спасать и на образование не смотрели, главное чтобы человек был толковый. Так тогда кадры подбирались для деревни, которая жила своей нелегкой жизнью. Я застал то время, когда света не было, он появился когда я был в первом классе.

- Кем Вы мечтали быть в детстве?

- Самое большое желание моего детства было посещение города Таганрога. Там жила моя тетя в частном домике. У нее не было детей и она очень меня любила и забирала к себе в гости на каникулы.И тогда начиналась веселая жизнь деревенского ребенка: кинотеатры, мороженое, прогулки по городу, я его тогда изучил «от и до». О Ростове я даже и не думал, до какого-то времени мы и не знали, что он есть. Таганрог – мечта всего! Словно столица, куда мои родители вывозили продукты на рынок. Тогда зарплату выдавали продукцией, и мы привозили ее на грузовой машине на продажу. Заранее кооперировались по несколько человек, загружали мешками и в час ночи выезжали, отец это все сдавал, и так меня одевали к школе. Оказаться в городе – возможно, это единственное желание за все детство. Но сам склад мышления деревенской молодежи был устроен так, что мы ни о чем особенно и не мечтали. Поймите, послевоенный 1947 год. Ну, какая может быть мечта? Никакой информации еще не получали. Был приемник и все события оттуда. Я помню, как из приемника услышал известие о смерти Сталина. Мы с отцом сделали повязки, стояли на площади в холодный март. Считаю себя не очень целеустремленным. Жил в своей привычной среде - здесь и сейчас. Учился хорошо, потому что так было от Бога дано. Сейчас наблюдаю за школой, какие условия: компьютеры, родители заботятся, репетиторов нанимают дополнительно. В наше время воспитанием и образованием занималась школа на 101%! Родители следили за оценками, но вся ответственность была на школе, поэтому мы такие умные благодаря учителям. Отец войну прошел, и если что-то не так, ремень за любую провинность, даже за надпись в дневнике «Пиши крупней». У отца неотъемлемой частью воспитания был солдатский ремень, отец 10 лет в Армии служил. Армейская жизнь и дисциплина наложила отпечаток. Однажды мой брат увернулся от ремня, и от удара разлетелась доска на табурете. Вот так «порол».

- Но не все же из-под ремня. Вы над собой вели самостоятельную работу?

- Приходишь домой, портфель кинул в городчик, чтобы мать не заметила и в 11-12 ночи с карьера являешься домой. В четыре утра мама подымала, зажигала лампу, и я садился учить уроки до семи часов. Так мы учились, у кого-то пристрастий к учебе было больше, у кого-то меньше. Я любил читать, у нас дома была шикарная библиотека. Большие впечатления были после строительства ДК, в котором появилась библиотека с богатейшим фондом литературы и печатного СМИ.

- В жизни читающего человека наверняка есть книги, которые запоминаются навсегда и перечитываются неоднократно.

- У меня таким эталоном была газета «За рубежом» ее выписывал мой отец и я пацаном читал и всем пересказывал. Конечно, много книг было любимых, и не только классика, они менялись по мере взросления. Мы же о многом узнавали из книг. Вот «Варенька» Куприна, это же про любовь уже, или французское «Нана» - тут и подростковый интерес. А произведения Жюль Верна про путешествия или «Два капитана» Каверина - ты же как соучастник событий. Потом взрослеешь и тебе интересны исторические факты в описании Пикуля про Дальний Восток. Его роман «Каторга», «Тайна двух океанов» Адамова и многое другое читалось и потом пересказывалось друг другу. У меня и дети читающие, потому что всегда был пример. Я помню, как цыгане привозили в деревню фонарики в обмен на мел. И ты с этим фонариком под одеяло прячешься, чтобы родители не знали и если книга интересная, то не оторвать и такую книгу можно было за ночь прочитать!

- Мы все детство жили рядом с дедушкой и бабушкой. – продолжает беседу Елена Викторовна. – Варвара Григорьевна умерла очень рано и я ее помню слабо, а дедушка Саша был основой воспитания. Все папины успехи были заслугами дедушки Саши. Уже повзрослев и имея своих детей, я понимаю, насколько это был мудрый человек. Он смог удержать воспитание своих детей на уровне. Ведь это было непростое послевоенное время. Молодежь не могла себя найти, и существовал разгул пацанов и теряние всего. Что такое деревня? Это никаких развлечений и точных целей. А дедушка находит ценности и занимается образованием. Я считаю, что это были очень грамотные люди на селе. Немаловажный момент приучить к чтению, выписывать прессу и не только местную, а «За рубежом», в то время когда денег не было и у людей не было зарплат. После службы в армии (а тогда служили три года), не считаясь с тем, что сын 5 лет будет на обеспечении родителей, и с тем, что в то время деревни жили очень бедно (многим детям с 16 лет приходилось идти на самостоятельную работу, кормить семью), именно дедушка настоял на продолжении учебы. Увидел что сын потянет институт, да и Иван Васильевич Юров заметил способности к учению. В городах хоть как-то могли выбиться, а в деревне мало кто получал в то время высшее образование, не имея паспортов и вообще ничего. Высшее образование тогда было что-то запредельное. Институт заложил фундамент всей жизни. Дедушка молодец. Насколько он был интеллигентный, умел слушать и потом дать совет. Никогда не скандалил, чтобы что-то доказать, он спокойно слушал и присматривался к человеку или анализировал ситуацию, а потом мудро направлял в нужное русло и подсказывал. Он рано ушел из жизни, мне было 20 лет. Этой мудрости нам очень не хватает именно сейчас.

И снова слово Виктору Александровичу:

- О курении и вредных привычках и говорить не приходилось. Хотя в 9-летнем возрасте я стал покуривать. Настоящим искусством было умение вытащить из под курицы яйцо, чтобы она не закудахтала, потом отнести яйцо в магазин и обменять на пачку сигарет. У меня старшая сестра Юлия 1937 года рождения, она на 10 лет была меня старше и младший брат Юрий 1955 года рождения. Все домашнее хозяйство было на нас. Траву покосить, корову встретить. Но это была обязательная работа, а вот если хотели денег заработать, брали тяпки, и просились в бригаду тяпать, пололи подсолнух в жару и многое другое делали.Когда шелкопрядов растили, мы листья рвали по заданию и за это нам платили сразу. Вот так зарабатывали, приносили домой, отдавали родителям, помогали так. Конечно, мог заначку оставить на сигареты. . Слава Богу, в 40 лет бросил эту вредную привычку, что и всем курильщикам советую. Старались заработать сами, и никто нас не нагибал, и от родителей никогда ничего не требовали, как сейчас молодежь требует, об этом и речи не могло быть. Я впервые за комбайн сел в 14 лет, работал или прицепщиком или штурвальным. У меня и трудовая книжка уже была тогда. Отец в то время работал бригадиром и в полеводческой бригаде он мою зарплату и получал. Потом покупают одежду и говорят: «Вот твой заработок!»

- Были моменты, когда приходилось о чем-то жалеть тогда?

- Я не жалею ни о чем, что было в моей жизни. Даже эти пять лет в институте. У меня там стипендия была и мне ее хватало на пол месяца. В школьное время попал на период перехода в предыдущие классы. Я заканчиваю 9 классов, а нам говорят, что мы опять идем в 9 класс. Неделю учусь, две. Понимаю, что мне неинтересно, и я это уже все знаю. И начинаю причины искать не ходить в школу. Очередь моя коров пасти, два дня учусь, два дня пасу. Отец приметил это и без всяких скандалов и учений отправился в военкомат и попросил пугнуть Армией, раз учиться не хотим с товарищами. Вызвали меня и говорят: «Не хочешь учиться – пойдешь в военное училище!». Мы испугались, пошли учиться в Малокирсановскую школу и подружились со всеми. Хорошо отучились два года. В классе было семь медалистов из них два золотых, и из 22-х человек только трое с тройками.
Отучился, хорошо сдал экзамены и через два месяца ушел в Армию. Хотя, попробовал в пед.институт поступить. Никак не готовился. Зашел, вытянул билет, глянул на него, вопрос не понял, положил билет обратно на стол и ушел. Даже не пытался сесть подумать и что-то ответить - не захотел. Не судьба и не мое. Не лежала душа к педагогике. Потом три года армии в Германии. Служил в красивейшем городке, не тронутом войной Франкфурте-на-Одере. Я был образованным служащим после 11 классов, многие ребята вообще после седьмого. Это можно сказать «профессор»! Был старшиной, потом командиром взвода. Отслужил, в Чехословакии был несколько месяцев, выполнял интернациональный долг. Меня просили остаться служить дальше. Я поразмышлял, что возможно до майора дослужу и что дальше? Точно не Армия! Решил, что военное дело не для меня и вернулся домой. Отец спросил про мои планы на будущее, а я тогда решил быть токарем. Ответил, что отдохну немного, выучусь осенью на токаря и буду работать. Вот такие планы были. Отец с Иваном Васильевичем Юровым собрали мне книги и увезли в Зерноград. Я на четверки сдал экзамены, поступил в Азово-Черноморский институт механизации сельского хозяйства (АЧИМСХ), теперь он называется - инженерный институт ФГБОУ ВПО «Донской государственный аграрный университет». Не буду хвастаться, но учился хорошо. Ни одного экзамена не завалил, и эта учеба для меня была в удовольствие. На «отлично» защитил диплом. Нашел там свою судьбу Татьяну Ивановну, она моя однокурсница. Внучки мои сейчас учатся в Вузе и дочери меня – дедушку- приводят как пример.
- Наши родители являются безупречным примером для детей - говорит Елена Викторовна - Наша мама из Украины, города Снежное. Родом она из обычной шахтерской семьи. Приехала с подругой поступать в РИНХ и не хватило какой-то печати. Сидит на вокзале, с подругой ехать обратно. К ним подошла девушка, разговорившись и выяснив, что они возвращаются домой, пригласила их в Зерноград. Они были потом большими подругами. Подруга поступила, а мама – нет, уехала домой готовиться, чтобы снова пробовать на следующий год. Через год поступила. Попала в туже группу что и папа. Судьба! Родители поженились на пятом курсе.
- С женитьбой нашей тоже история вышла интересная - говорит Виктор Александрович. – В те времена были распределения, и приоритетными были тогда «лаптежные» места России: Ивановская, Костромская области и т.д. Там, где люди в бараках и хатках жили вместе с козами. Парни после института в таких местах сразу получали руководящие должности. Я все пять курсов был еще и комсоргом и мне за это ежегодно приплюсовывалось по 0,1 балла, и к распределению к суммам всех плюсов у меня было больше пяти баллов, и поэтомуя имел право выбора. Я, конечно стремился в свои края к семье, в земле родной, и хотел в Ростовскую область. Нас готовили ремонтниками для сельхозтехники и мне хотелось пользу приносить в своих краях. Когда пошел на распределение, мне сказали, что на Ростовскую область всего шесть мест и для меня его нет. И эти места распределяли уже не по баллам, а по необходимости для людей семейных. Татьяна попадала по распределению в Курск и со мной тоже не могла уехать. Поэтому мы решили срочно жениться. Ночью приехали в село Латоново, тогда председателем сельского совета был МирошниченкоНиколай Тихонович. Открыли сельсовет, расписали нас, печать поставили и все! Через две недели окончательное распределение, а у меня жена. Комиссии ничего не оставалось как принять решение в нашу пользу. Так мы попали в Матвеево-Курганскую сельхозтехнику. Управляющим был Димитренко Виктор Степанович. Мы поселились на квартире на улице Гагарина и начали работать. Я был инженером-технологом, выезжал в колхозы имени Калинина и «Большевик». Ездил в машине-походке по бригадам и обслуживал технику. Отец меня познакомил со своим коллективом. Первым учителем в рабочей практике считаю Гавриленко Александра Петровича. Был интеллигентным человеком, профессионалом в своем деле, инженером с большой буквы, его супруга Юлия Андреевна была главным инженером-технологом молзавода. Это очень уважаемые мною люди. Я работал с удовольствием, создал пункт технического обслуживания К - 750, и зарплата была, но без своего жилья. Начальство пообещает, а профсоюз отклонит. А квартиры были в двухэтажном доме на Южной улице. Дом не в идеальном состоянии, все прогнившее, но и об этом мечталось. И денег не было купить. Тогда Иван Солохин возглавлял Партийный контроль. Это такая страшная служба была, там сидели деды и давали рекомендации. Вот попадет коммунист в неприятную ситуацию и рассматривают давать ли делу ход, привлекать к суду, исключать из партии. Приглашают они меня после работы. Обсудили размер зарплаты, дошли до вопроса с квартирой и спрашивают: «Что думаешь делать?». «Не знаю что делать!». А они мне вдруг предлагают работу инженера на Алексеевской птицефабрике. «Там гараж, птицеводство развивается, директор такой-то. Поехали!» Кстати, мы теперь сваты с ним.
Согласился. Привозят на птицефабрику. Гараж сбитый из гипсокартона, нагреватель стоит и болото внутри. Если на машине туда въедешь, то уже не выедешь. Поводили по предприятию, показали все и спрашивают пойду я или нет. А я на край света пойду ради семьи. Дали ключи от конторы и машины, приглашают посмотреть квартиру, где будем жить с Татьяной. И все, завтра на работу. Я же знаю, что по закону надо на предыдущей отработать, а они мне: «Скажешь, что Солохин сказал». Так и появилась новая работа и свое жилье в 1975 году. Такие моменты запоминаются на всю жизнь. В начале было четыре корпуса с птицами, которые производством яйца занимались и бараки на уткоферме. Мне было поручено заниматься развитием бройлерного производства, работать на расширение фабрики. Страну надо было мясом кормить. Началось строительство. Курировал этот вопрос секретарь обкома Тесля Михаил Ефимович. Меня назначили ответственным по строительству, повысив в должности до зам.директора и я уже к окладу получал 190 рублей, то есть всего 450 рублей. За четыре года было построено 55 корпусов, гараж настоящий, котельные, заправка, инкубаторы.С 50 % выводимости мы достигли 80%.На птичне была полная автоматизация. На новом здании было написано 1976 год, он очень памятный для нас, в этом году у нас родились дочери. Строительство было с участием заводов Таганрога. В Ростовской области тогда не было никаких стройматериалов. Все с Украины, начиная с щебня. У заводов деньги были, вот им и поручили снабжать. Директора заводов этим и занимались, приезжали к нам на планерку. Они мне металл дают, а я уже меняю его на стройматериалы. «Делай, что хочешь, лишь бы строилось» - говорили мне. Я за это время приобрел колоссальный опыт в строительстве. Будучи инженером-механиком, я стал еще и инженером строителем. Дважды в год ездил в Москву за комплектацией. У меня пропуски были даже на военные заводы. Я заходил в любые кабинеты с гордо поднятой головой, осознавая всю ответственность задания и важность своего труда. А потом началась перестройка Горбачева. И сейчас там полный ноль и войны не было, а от птицефабрики сплошной пустырь… Вот как так получилось? И зачем весь этот труд? Это меня до сих пор поражает.
После успешного строительства я опять на свою беду стал заметным.На ВДНХ признали победителем социалистических соревнований, приезжали и вручали Знамя и премию 1000р. тут начинают меня «делить». С птицефабрики, чтобы меня не потерять, решили перевести в другие птицефабрики в Каменске, директором фабрики «Дон-25» предлагали. В Москве предлагали работу в Министерстве и квартиру на Тверской. Тарасов в свою очередь, чтобы не потерять специалиста, предлагает варианты. Я даже болеть стал из-за этих передряг. Мне нравилось работать на птицефабрике. Зарплата хорошая, семья рядом. Зачем судьбу испытывать?
В 1980 году строительство фабрики было завершено окончательно. Первый секретарь райкома Тарасов Николай Васильевич однажды попросил зайти на фабрику и посмотреть бройлеров. Я сначала не пустил, а вынес в коробке одного бройлера и подарил ему. Через некоторое время после настойчивой просьбы, все-таки разрешили посмотреть. Предупредили, что осторожно надо, чтобы птицу не испугать, халат и бахилы дали. Он был поражен чистотой, такого не видел никогда. 40 мощнейших вентиляторов работает, все выбелено, антисептиками обработано, все на уровне. И вот это мне надо все бросать. Все опять переламывается, да еще и в день смерти моей мамы. Они знали, что похороны в Латоново. Ее вынесли утром и снежок начал срываться, переметы легкие метут. Мать лежит в гробу,хоронить надо, а меня вызывают к Николаю Васильевичу, потому, что приехали с обкома. Соболезнования выразили и предлагают другое место работы, сменить ее на партийную. Парторгом в Политодельское, в совхоз «Техника», в село Латоново и Больше-Кирсановку.Я выбрал Больше-Кирсановку, подумав, что теща будет приезжать со Снежного и мне ближе ее встречать, опять сыграл семейный фактор. Я там только 9 месяцев проработал.
Основная моя работа была в совхозе имени Ленина. Мне предлагали на выбор несколько колхозов. В селе Латоново я не захотел, потому что там все свои, а выбрал совхоз имени Ленина. В кабинете сидеть не пришлось. Снова надо было ездить, выбивать все. Я пришел 24 августа, учебный год скоро, а школа сгорела. За эту школу через полгода по партийной линии получил выговор, хотя пожар и не при мне случился.
Дорог не было. Строить предстояло много, хорошо что опыт в этом деле приобрел. Молодежь с деревни бежит, да и родители на этом настаивают. Стал среди населения агитацию проводить, соберу людей и прошу:«Бабоньки, детей не трогайте. Обещаю, что все будет прекрасно в совхозе». Техники много, людей тоже, и всех кормить и платить им надо. Нелегко было начинать, но не с нуля. 12 тысяч свиней было, а это значит, что у меня должно быть 12 тыс.тонн зерна. А чем скотину кормить? Мне советовали делать малоконцентратные смеси, отказался. Вот если ехать в сторону поселка Марксист, там до сих пор есть два холма высоких. Это силосовали кочерыжки всякие и думали, что этим можно коров кормить. Я не разрешил, потому что молока от этого не будет. Нелегко было, когда по постановлению райкома партии все удобрения отдавали в «Рассвет». Мол, там хозяева, а у нас нет. Как же урожай?
Но, не смотря на все трудности, это было самое золотое для меня время. Был период, когда Н.И.Сенченко начал отправлять на пенсию председателей-фронтовиков. Да, это крепкие хозяйственники, уважаю и ценю, но я у них ничему не научился. Они больше хитрили и выгадывали - хоть и не для себя, а для хозяйства. Становились депутатами, чтобы газ выбить или льготу получить. В любой области было два-три хозяйства, где дважды героев соц.труда определяли, по ним принимали постановления пленумов ЦК. Нас возили в эти колхозы, чтобы показать все это, но ничем не помогали и ничего не давали. У них оборудование импортное, а я и колеса не выпрошу. Но мы пришли до работы жадные, молодые и образованные люди. Я, Сергей Каплунов, Витя Денисенко и другие. За два года сменилось 11 председателей. Иногда и подумаешь: «Зачем мне это все надо?», трудностей много. Но я понимал, что здесь я буду полезен людям. Главное для меня было строительство жилья. Я раздавал его молодым семьям. Поженились- живите и работайте! Себя помню как без жилья было трудно. Свадьба, я с ключами! Им же детей рожать надо. Была целая улица такая построена, так и прозвали Молодежная. В доме все удобства, вода, газ, свет. В планы газификации нас никак не включали, пришлось самому выкручиваться. Задержал людям зарплату за три месяца, но предупредил, что на эти деньги проведу газ. К сентябрю все и закончили. Провели газ, котлы завезли. Вот так и нашел деньги без всяких планов. Ну, а что делать? Я в ответе за своих людей. И знаете, пошла отдача. Молодежь детей рожает и работает у меня. Дороги проложили. Раньше к ферме дорог не было, и бидоны с молоком к машине выносили за километр, а теперь легче людям стало. Построили детский сад. Я перевел наш совхоз на пятидневку. Многие испугались, что на день меньше будут платить, но я понимал, что это надо. У всех дети и нужны выходные. Необходимо было и школу переводить, и пока это случилось, пришлось биться год. Директором была В.Г.Беликова, она тогда молодой приняла сгоревшую школу, а я молодой принял совхоз. Мы и сейчас дружим. Я много помогал школе. И первый ремонт в детской поликлинике был с моим участием, и не только моим, там много людей помогало.
Одна беда была всегда – это анонимки. Но время такое было, и я больше время тратил на объяснительные, а не работу. Однажды даже решил бросить все из-за них и написал заявление об увольнении. Меня остановил наш агроном Манченко Василий Иванович.
У нас уже прибыль была. Начали пруды делать. И, если бы не было перестройки мы бы процветали. Вышло постановление № 358 в котором решили, что сельское хозяйство держало неправильную организацию оплаты труда. От этого мы погибли, наша гибель - вышестоящие. Я уважаю всех руководителей того времени, я подчинялся и никогда не высказывался резко и не показывал свое пренебрежение. Если я буду отзываться плохо о своих руководителях, то как будут говорить обо мне? Но препятствия свыше работе мешали.

- Есть имена тех, кто Вас многому научил в жизни?

- Манченко Василий Иванович. Это человек-герой и легенда для меня. Он нам, молодым специалистам такую школу дал, на всю жизнь! Из меня он еще и агронома сделал. Честь, хвала, низкий поклон и большое ему спасибо за все. Еще один пример для меня это Иван Панченко. У него на рабочем столе были только телефон и пачка «Беломора», аккуратист до невозможности. Сенченко Николай Иванович - хороший руководитель. Мог среди ночи разбудить, если что. А мое хозяйство граничило с шестью такими. Молния где блеснет, уже звонок в час ночи : «У тебя дождь был?»

- Я за «папой- директором» наблюдала с четырех лет - подключается к разговору дочь Елена -Отец очень уважает Николая Ивановича, и когда он звонил, все знали, что должна быть полная тишина, ни пикнуть, ни мякнуть было нельзя. И в любое время разбуди отца и он знает где у него был дождь и где что происходит.

- Елена, как наставник,какое место занимает в Вашей жизни отец?

- Как себя помню, папа работал. У него действительно не было выходных. Хозяйство было действительно «убитое» и папа этим болел. Финансового стимула у отца не было. Его оклад был 240 рублей. Главный стимул- это не честолюбие, а стремление сделать все достойно и получить от этого удовлетворение. Характерная черта отца – все делать либо на «отлично», либо никак. Этому он и нас научил.

- Вы можете сказать, что это девиз в жизни Виктора Александровича?

- Конечно, возможно, это девиз в нашей работе и сейчас, по крайней мере, мы к этому стремимся. Наш отец - это достойный пример. До сих пор я, да и не только я, считаю папу своим руководителем. И если он сейчас говорит, что пенсионер - это все условности. Поверьте, он продолжает работать. Без его совета агрономы ни шагу не сделают, он помнит где и в каком году, на каком поле были какие сорняки и что в этом году прорастет, и как с этим бороться, помнит всю историю полей. Эти и многие другие вопросы решаются с участием отца. Он неутомим! И в этом – вся его Жизнь!
За доблестный труд Виктор Александрович указом Президента СССР награжден Орденом Почета в 1991 году. За выдающийся вклад в деятельность Российского фонда мира награжден золотой медалью «За миротворческую и благотворительную деятельность». Награжден медалью «За исполнение служебного долга за пределами Отечества» и медалью «В память о службе ГСОВГ, ГСВГ, ЗГВ», памятным знаком «80 лет Ростовской области». В преддверии юбилея хочется пожелать того же молодецкого запала и никаких разочарований в жизни, а главной наградой в жизни пусть будет благополучие семьи, которая всегда рядом.

Надежда Дулина

 

 

082

 

32121100

 

DSC01714

 

image6YKC8BRI

Полезные ресурсы