^Вверх

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Недавно на страницах нашей газетымы рассказывали о том, как прошла встреча в ДДТ с настоятелем храма Святого Павла Таганрогского отца Евгения и юных журналистов «Чайный репортаж». Мы обещали, что опубликуем полное интервью в рубрике «Человек недели».

Наш гость рассказал много ярких случаев из собственной жизни и дал несколько уроков, которые в будущем могут пригодиться. Беседа была действительно интересной. Иногда, во время разговора ты перестаешь понимать, что сейчас надо воспринимать серьезно, а что шуткой. А после того, как он пел нам свои песни и играл на гитаре, на которой главным украшением была фотография супруги, нам стало ясно, что не такие уж они и скучные эти священнослужители. С нами беседовал интересный, разносторонний, талантливый человек, интересы которого объединяются большим количеством увлечений. И кто знает, возможно, и у Вас, читатели, возникнет желание встретиться с ним в стенах храма, пообщаться, и может даже попросить достать из рабочего стола стопки своих стихов, которые он не решился принести на встречу.

Итак, знакомимся ближе. В гостях отец Евгений, настоятель Храма Святого Павла Таганрогского. Женат. Четверо детей. Занимается спортом. Увлекается музыкой, поет, пишет стихи и рассказы… А впрочем, все по порядку!

- Почему Вы выбрали такой путь, почему священнослужитель?

- С 10 лет я помогал священнику, каждое воскресение был в храме и посещал воскресную школу. И через год я вошел в алтарь. Была мысль стать священником и поступить в семинарию сразу после школы. Теоретически это возможно, но настоятель храма, мой духовный отец порекомендовал для начала закончить светское образование. Если поступить в семинарию сразу после школы, то через 4 года ты становишься священником. Этот время приходится на весьма юный возраст – 22 года. А в этом возрасте будут еще трудности, потому, что ты уже не ребенок, но и до взрослого человека тебе еще далеко. Поэтому я получил три образования и только потом стал священником. Возможно, я шел от противного, потому что кем только не работал, но за это время до меня дошло понимание, что это не мое. В одно утро ты просыпаешься и понимаешь, что твое мировоззрение чуть-чуть разнится, а потом постепенно и вообще идет в разрез с твоими взглядами. Когда я пришел к своему духовному настоятелю и сказал, что решил стать священником, он меня благословил. Но я поступал не в семинарию, потому что я уже был женат и родился первый ребенок. Поэтому было неудобно идти учиться в отделение, где необходимо жить и приезжать в семью только на каникулы. Я поступил на заочное отделение в ЮФУ на факультет теологии (Богословие). Параллельно работал охранником. Очень обогащенный факультет, хорошие преподаватели и необходимо было много учить. Поэтому работа охранника с графиком сутки на трое, позволяли мне находить время для учебы. Необходимо было зарабатывать и кормить семью. Однажды мне поставили на работе вопрос ребром - сессия или работа, я решил, что работу охранника найти можно, а институт бросать нельзя. Я шел на сдачу сессии с пониманием того, что работы нет. Преподаватель литургического богословия, священнослужитель отец Олег спросил меня о том, хочу я быть священником или нет. На что я ответил, что конечно хочу, иначе незачем было идти учиться. Завершая сессию на четвертом курсе, я начал готовиться к сану дьякона и прослужил в Новочеркасском храме, где священником был отец Олег. Ровно через год вернулся в тот самый храм, где все начинал уже в сане священника.

Есть четыре профессии, для которых мало иметь желание - необходимо еще и призвание. Это военнослужащий, врач, учитель и священник. Так получилось, что я стал священником и пока считаю, что сейчас на своем месте.

- В Европе есть правило, что практикующим психологом человек может стать только через 10 лет. Насколько обоснованно делать настоятелем храма людей 20-ти лет?

- Это вынужденная необходимость. Людей духовенства не хватало. В 90-е годы, когда стали открывать семинарии, на одном священнике было по 5-6 храмов. Изначально, по канону священником можно стать после 33 лет, дьяконом после 30-ти. Ты можешь получать образование, работать, научаться премудростям, но только в 33 года стать священником. В Царской России было именно так.

Владимир Путин однажды сказал, что сильнее чем Церковь не обокрали никого. Я военный священник, часто бываю в Армии. Однажды проводил беседу с бойцами и сказал: «Посмотрите кадр хроники военных лет, где решили собрать священников. Их там осталось около десяти». А ведь было время когда в Архиерейском Соборе 1917 года собирались все архиереи Православной Церкви. Тогда в собор приехало более 550 архиереев. Потом случился коммунизм, 39-й год, когда более ста тысяч священников расстреляли. И когда в 1941 году немцы были под Москвой, Сталин принимает решение собрать в Архиерейский Собор патриархов. Сталин поступал по своим мотивам. Немцы вели себя очень хитро. Они на оккупированной территории открывали храмы, разрешали служить и говорили, что они идут не против веры. Они не против народа, а против коммунистов. Тем самым они заручались поддержкой населения, которые болезненно переживали закрытие храмов. Сталин сам был выпускником семинарии. Он принимает решение собрать сенот и выбрать патриарха. На этих архивных кадрах везут на самолетах со всех лагерей священников, или то, что от них осталось... Это было самое великое разрушение.

Было потом по-всякому, но духовенства едва хватало и до сих пор так. Вот в армии их пока не хватает. Сейчас священнику может быть 22 года и у него будет получаться. И это как в любой другой работе, у кого-то получается, а у кого-то нет. Секрет прост – самообразование и работа с людьми. Человек набирается опыта потихоньку, беря пример со старших. Главное чтобы он слушал. Бывает, приходит молодой священник, и у него самомнение большое и он думает, что все знает. Но надо слушать старших и тогда все получится. Священник сам находится в послушании , что-то делать свое в работе священника не приходится.

- А если есть своя идея, Вы можете ее озвучить и получить благословение?

- Я могу митрополиту озвучить свою идею. Но я был на приеме у митрополита и не смог задать вопрос о том, могу ли я заниматься в театре. Священнику нельзя лицедействовать. Это правило давнее и появилось, когда театр из себя представлял нечто другое. Это были постановки,в которых и убийства совершались. Все помнят, что для таких ролей брали узников и в действительности их убивали согласно сценарию. Поэтому на такие зрелища священникам ходить нельзя было. С тех пор осталось это правило. А православный театр немножко другой. Я играл в этом театре много ролей и когда стал священником, то стал критиком и советчиком, но не актером. Для меня до сих пор остался открытым вопрос о том, могу ли я играть на сцене православного театра. Много и плюсов и минусов. А просто идти к владыке и спрашивать нельзя. Надо все «разложить по полочкам». Владыка положительно относится к театру и лично знаком с многими столичными актерами. Но если я приду и просто скажу «Хочу играть», он скажет «Нет». И многие по разному к этому отнесутся. Одни поддержат, а другие решат, что я подражаю Охлобыстину, например. Он, кстати будучи актером, вышел за штат. Является священником, находится в епархии, занимается актерской деятельностью и имеет возможность вернуться к работе священника. Человек он мудрый.

- Давайте поговорим о Вашей мудрости. У Вас три образования.

- Когда-то я хотел стать военным. Я из семьи военнослужащего. Отец у меня офицер нацразведки, много где побывал, но редко об этом рассказывает, а я его на этот счет особо не тираню. Хотел связать судьбу со службой в Армии, но так как в судьбе сложился ряд обстоятельств - я не поступил сразу в военное училище. В школе я был человек несерьезный, и когда одноклассники узнали, что я стал священником, они очень удивлялись. «Как так? В школе был записан в книгу черного риска за дисциплину, драки и разборки». Обычно таких и стараются определить в военные училища, чтобы «сделать из хулигана человека», и я тоже к этому стремился. Но мне еще нравились иностранные языки, и я любил готовить. Я пошел на факультет иностранных языков Новочеркасского Педагогического института. Языковая база давалась очень сильная. Получил педагогический навык и после этого была очень хорошая практика в школе. Я преподавал английский язык и 11 класс до сих пор помнит меня с черной книгой, им было сложнее всего. Когда учился, ездил поступать в Новосибирский военный университет на факультет спецразведки. В то время, когда в моем институте была нехватка студентов, то там был конкурс 15 человек на место. Поступающих было очень много, в палатках по 20 человек, спали «елочками».

Там вообще был театр абсурда. Настолько испытывали людей и больше не физически, а морально, словно ожидали сколько ты выдержишь. Нас построят на плацу, мы можем сутки стоять под палящим солнцем. Потом почему-то подломились палатки под деревянной стойкой. Два часа ночи, льет дождь, собираем их обратно. На следующие дни новые испытания и марш-броски по 25 километров в лесу, потом вдоль железнодорожных путей. Потом начались курсы молодого бойца. Отличников обещали обратно привести на вертолете. Запомните, если обещали, то не факт, что посадят на землю. Вертолет завис над озером и говорят: «Все, ребята высаживайтесь!». И они высаживались в озеро, а нас забрали на КАМазе. На КМБ дали три дня. Блюда были такие – что поймал, то и съел. И когда уже практически решилась судьба, я «сцепился» с генеральским сыном. Маленький и вредный мальчик по прозвищу Шмель считал, что ему все можно. Я с детства не переносил несправедливость. И человеку, который гнобил других, и говорил, что ему ничего не будет, не ответить я не мог. Я его мокнул головой в туалет. После драки я уезжал с ним домой одним поездом. Он до Самары, а я до Ростова. Я был уверен, что на следующий год опять поеду поступать, ведь я был уже подготовлен. Но продолжил учебу на втором курсе иностранных языков и познакомился со своей будущей женой. Через пол года мы поженились. Мне было 18 лет, поэтому и понимание того, что надо и учиться и работать, кормить семью, пришло очень рано.

После практики в школе работал переводчиком в международной компании. С красным дипломом закончил специальности «менеджмент» и «управление персоналом». Получил экономическое образование и занимался коммерцией. В какой-то момент понял, что торговля тоже не для меня. Я считал неприличным умалчивать о неисправимых сторонах продаваемого материала. Решил далее получить богословское образование и параллельно работал охранником. Охранял завод по производству стеклотары. В то время я открыл для себя цикл книг про Сталкера «Зона отчуждения». Вот как начитаешься про кровососов, а потом надо охранять эти полупустые цехи. Идешь по цеху, фонари качаются от сквозняков и рядом собака, которая боится больше чем ты, наверное. И тогда я стал в шутку «охотиться» за проверяющими. Он меня проверяет, сплю я его или нет, а я в засаде и с рацией, сообщаю, что я его вижу. И ему страшно и всем жутко!

Двери в Новосибирск закрылись, но желание быть в армии осталось. Уже в чине священника, мне знакомый батюшка ветеран Афгана, заведующий военным отделом, очень уважаемый человек, предложил пойти священником в армию. Я согласился и вот уже седьмой год служу в дивизии ПВО.

- Какой Ваш любимый вид спорта и почему?

- Я многими видами спорта занимался. Борьба, рукопашный бой, кросс-фит, кросс-лифтинг. Сейчас я занимаюсь пауэрлифтингом. Это классическое троеборье, которое включает в себя три упражнения: присед со штангой, жим штанги лежа и становая тяга. Высчитывается максимальная сумма, которую ты выжмешь. В 2018 году я взял золото на областном соревновании. В своей категории я был лучшим. Сейчас стремлюсь в сдаче норматива мастера спорта. Чтобы этого достичь, надо «набрать» тысячу баллов. Примерно 400-450 кг. Присесть, примерно столько же потянуть и на остаток пожать. Это интересный вид спорта. Когда в других видах спорта ты контактируешь с соперником, и все решается на ринге. Выходя на ринг, ты соперника знаешь и тебе известно, что ему нужно. А когда работаешь с весом, то сам себя не обманешь. Видимо поэтому я предпочитаю не командный вид спорта, а легкую атлетику. Победить себя – это самое важное! Командный дух - это здорово, но очень много нюансов. У меня дочка занимается дзюдо. Недавно она заняла третье место в областных соревнованиях.

- У Вас было немалое количество силовых занятий: спорт, армия, спецназ. А как на счет человеческих слабостей?

- Я бы не сказал, что я такая уж сильная личность. Поэтому к слабостям других отношусь с пониманием. Каждый человек индивидуален и не надо других мерить по себе. И я могу в чем-то быть сильным, а где-то слабее. В физическом плане можно быть сильным, но морально слабым. Свои слабые стороны открывает человек передо мной в момент исповеди. Священнику рекомендуют в такой момент вспоминать свои грехи. Чтобы не забывать о том, что все мы люди.

До того, как стать священником, я играл на гитаре в православном ансамбле. Это было мое творение. Мы часто приезжали к кадетам с концертом. Они важно рассаживаются думая, о том, что православный ансамбль это совсем неинтересно. И вот открывается занавес, на сцене барабанная установка, усилители, колонки и пара гитаристов. И вдруг они начинают играть металл, потом что-то свое, снова переход на какие-то серьезные вещи. Это было ломание сознания. Они не понимают как мы туда попали. Ведь привыкли видеть православный ансамбль более спокойным. Но на этот разрыв шаблонов было здорово смотреть. Я играл на электрогитаре, на акустической, на бас гитаре. У меня дома есть флейта, окуллеле, кахон, было пианино, но я его выкинул. Музыка нравится, и когда я на компьютере стал писать свои композиции, мне тоже это нравилось. В тот момент, когда в виду моего сана было запрещено выступать на сцене, а на сцену очень хотелось, я стал писать музыку для спектаклей, песни и фонограммы. Когда ставили крайний спектакль «Сестра моя Хильда», моя супруга играла главную роль, не хватало песни. Я написал сонет. Я не был на репетициях, но после просмотра премьеры я решил, что не хватает песни.

- Как Вы относитесь к творчеству нашумевшего Иеромонаха Фотия?

- Он показал всем, что монах может выйти и спеть. С другой стороны, по силам ли ему этот крест? Монах – значит «моно». Он один. Это священник, который отказывается от пребывания в мире, остается с Богом и посвящает свою жизнь молитве. Монах дает три обета: безбрачия, неистяжания и послушания. Если ему дали послушание: «Иди и пой», он поет. Ну, если его благословили, ну и слава Богу! Я смотрел его выступления. Нарушений каких-то скромностей нет. Он поет хорошие песни и выступает достойно. Поэтому лично у меня претензий к нему нет. Другой вопрос: насколько он сам с этим справится. Это тяжело, это как испытание.

- Как Вы проводите свое свободное время?

- А что такое свободное время? Я на днях был у митрополита и он спросил о моем служении. Я ответил что четыре дня я в М-Кургане, день в епархии и два дома. Он спросил о семье, как это я без них и собака без хозяина? Все от нас зависит. Свободное время можно провести за компьютером, а можно пойти в спортзал. Я четко знаю, что если сегодня вечером приеду, я должен побыть с детьми, посетить родителей, вечером тренировка. Всегда надо находить время для семьи, но необходимо выстроить график так, чтобы обязательно пойти на тренировку. Понедельник у меня расписан по минутам. Я начал заниматься спортом, когда возникла проблема с ногами. Священник долго находится на ногах, и потому надо было здоровье укрепить. Так что свободное время это спорт, дети, родители. Могу вечером достать гитару, и тогда дети собираются и начинают вместе со мной играть. Часто выходим в походы, катаемся на велосипедах. При желании время можно провести увлекательно. За телевизором или компьютером оно утечет впустую.

- Сейчас очень активно развивается блоггерство. Это трата времени или нет?

- Это коварный вопрос. Примерно такой задавали мне о рок музыке. Что музыка, что блоггерство. Если это попадает в руки дурака, то не надо. У меня на Ютюбе в подписке примерно сорок каналов. Я с удовольствием могу посмотреть товарища Пучкова, он же Гоблин. В вопросах религии мы разнимся, а остальное можно слушать.

- Как Вы относитесь к социальным сетям?

- «Вконтакте» я есть, в «Одноклассниках» я удалил страничку, потому что меня угнетает там лента. В других соцсетях меня нет. Соцсети тоже можно использовать по-своему. Можно сутками зависать, а можно поддерживать связь с далекими родственниками. Я участвую ВК в диалогах театральных, молодежных движениях. Мне часто пишут солдаты, друзья-бойцы. Для меня это одно из средств общения, хорошая база музыки.

- Нет желания открыть свой канал на Ютюбе? Или как отец Кирилл из села Политодельское публиковаться на сайте Стихи.ru?

- Моими стихами забит ящик стола. Пусть они пока там побудут.

- Сейчас в интернете много православных каналов и их смотрят. Нет риска, что люди пойдут по более легкому пути? Зачем идти в храм, если можно батюшку послушать дома? Или зачем читать Библию, если ее выдержки публикуют в интернете?

- Моя сестра попыталась прочесть сокращенный вариант «Война и Мир», и сказала, что все знает. Но на самом деле это еще один способ пропаганды православия. И все эти группы нацелены на чтобы привезти людей в храм. Но ты же не сможешь причаститься или исповедаться через Ютюб.

- Стало в храмах больше людей?

- В нашем храме я недавно и судить пока не могу, но вообще молодежи стало больше. Больше детей приводят. Сейчас практикуется предварительная беседа перед крещением. И крестные послушав о том что надо чаще приходить в храм и причащать детей, начинают это делать. Церковь - это институт, который учит добру. Мои дети посмотрели фильм «Последний богатырь» и решили, что богатыри плохие. Пришлось пояснять и показывать нормальные мультики. Церковь пояснит, что такое хорошо, а что такое плохо. Современный кинематограф спутывает эти понятия.

- У Вас собака какой породы?

- Русский черный терьер. Считают эту породу страшной и злой. У нас она милейшее создание. Мы однажды хотели его отдать на воспитание знакомому кинологу, чтобы он из нее сделал охранника. Ее надо было приучить что есть хозяева, а есть чужие. Но у нее все друзья. Строители, соседи, гости. Моя сестра хотела ее забрать, чтобы готовить ее к выставкам, ухаживать за ней и разводить щенков. Настолько серьезно я не могу ей заниматься. Мне даже смешно читать паспорта этих породистых собак. Вот моя Чака по паспорту Черный Кардинал Императрица Екатерина. И когда ее маму зовут Голубая Логуна Очаровашка- Наташка, а папу Яблоневый цвет Господин-Алладин мне уже не себе. Я знаю, что серьезно заниматься собакой это кропотливо, и если у сестры получится и Чаке будет лучше, то и замечательно.

- Кошки в доме есть?

- Конечно - Майкун. Это моя радость и слабость. У этой породы характер собачий. Любит «поговорить», очень болтливая. У нее четкое осознание себя в обществе. Если я сяду, она обязательно сядет мне на колени. Если я беру гитару, она недовольно уйдет и будет ждать пока я наиграюсь.

- Кем вы мечтали стать в детстве?

- Вертолетчиком. У нас в подъезде жил мой друг Алексей, у которого отец был вертолетчиком. Он приносил какие-то запчасти, мы устраивали как будто кабину и «летали» и мечтали быть вертолетчиками. В силу обстоятельств, моя семья уехала на Север и мы больше не общались. Потом я узнал, что он осуществил свою мечту и летает. А я летаю чуть выше.

- Как Ваша семья относится к тому, что Вы стали священником?

- Моя семья вполне нормально к этому относится. Я с супругой познакомился в воскресной школе. Поэтому религия для нас важная часть жизни. У нас венчание было раньше чем роспись. Раньше чтобы стать священником, должна быть супруга, которая разрешает. Сейчас такого нет. Когда дочке было семь лет, она хвасталась и говорила, что у нее папа дьякон. Был по этому поводу интересный случай. Я был в храме на службе. Рядом с дочкой оказались бабушки, радеющие за нравственность и порядок в храме, но они могут и обругать. Они стали ей что-то объяснять , а она у меня цветочек ранимый, слушала и молчала, но обиделась. Я ее научил одному «заклинанию», чтобы бабуля остолбенела. При таких случаях говори «Мой папа говорит, что всякое оценочное суждение не должно служить модификатором поведения». Ей было три года, она зазубрила это выражение и при первом же таком случае смогла сделать так, что бабушка «зависла». Потом спросила «А кто твой папа?» и узнав, что вот он служит сейчас у алтаря, больше с нравоучениями не подходила.

Вообще это отдельная тема, но действительно есть такие бабушки, которые «отпугивают» людей от храма - людей без платка, в штанах или накрашенных и прочие вещи. Люди заходят в храм по разному. Есть те, кто говорится. А бывают те, кто просто решил зайти. Я понимаю, что бабушки очень переживают за порядок, и уважаю их за это. Но они могут быть чрезмерно настойчивы. И есть два способа общения с ними. Один легкий – слово «извините», даже на каждое замечание повторяйте только это слово. На третьем, четвертом замечании она успокоится. Второй способ сложнее. Я один раз испытал такое. Ехал в женский монастырь в Брянской области, у меня там недалеко от монастыря живет бабушка. По дороге взорвалось колесо. Удачная получается ситуация для съемки на телефон, как батюшка меняет колесо. Это вообще печально понимать, что ты можешь погибая в аварии, последнее что увидеть, как тебя снимают на телефон. Печальная действительность.

Ну, вот я стою у машины с поднятой рясой и чиню колесо. А ее снял потом, потому что вид у нее не очень. Захожу в монастырь в рубашке и шортах, потому что было жарко и поэтому под рясой такая одежда. Подходит женщина делает замечание. Я извиняюсь несколько раз в ответ на все возмущения и после четвертого «извините» понимаю, что она не отстанет. Я ей говорю: «Давайте сейчас служба закончится, Вы мне дадите спокойно помолиться, а потом я к Вам подойду и Вы меня отругаете за все». Она согласилась. Я помолился, служба закончилась, мы пообщались с священником, вернулся к ней. Она опять за свое. А я спрашиваю: «Вы в Бога верите?». Она конечно ответила «Да». Но тогда я заметил ей, что священно писание она не читает, где есть послание апостола Павла и фраза «Женщина в храме, да молчит». Пояснил ей, что она грубо нарушает правило апостола Павла и осудила священнослужителя. А есть такая поговорка «Священника судить – сорок деревень спалить!»

По этой фразе я писал работу. А вообще была мысль написать работу по практическому сатанированию современности. Но когда начал разбираться и дошло до трудов Ариста Кроуля и еже с ним, я понял что надо или погружаться совсем глубоко или не затрагивать вообще. Поэтому взял какие-то кусочки, взял гностицизм как секту и раскладывал какие общества пошли от него. Моя работа была одной из лучших.

- Сейчас молодежь отходит от православных убеждений. Модно становится быть атеистом или поддерживать агностиков. Как Вы к этому относитесь?

- Считаю, что это упущение священников. Был у меня знакомый парень, который впервые побывал в храме, ощутил себя как в чем-то необыкновенно сказочном. Потом познакомился с священником, увидел его в быту. Сквозь свои «розовые очки» он не так воспринял какие–то вещи, например, почему батюшка на дне рождения выпил вина или прочую мелочь. И сам того не осознавая, батюшка ввел человека в сомнения. Вот в Греции вы можете увидеть священника с сигаретой, и это нормально. Но подвыпивший священник там может лишиться сана. Разные менталитеты.

Молодежь сейчас очень ведома, у нее нет воспитательного момента. В советской школе делался упор на воспитание, патриотизм, религию, современная школа этим не занимается. Как Гарри Потере «Ваша задача не стать магом, а сдать экзамен». Я смотрел фильм о том, как в Ивановской области в одной из деревень городской учитель открыл маленькую школу в которой учил детей по старому образцу и воспитании. Сейчас на эту школу конкурс по 15-20 человек на место. Едут со всей России, потому что уровень образования и воспитания совсем другой. А у нас воспитывают в основном через интернет. Сейчас идет информационная война. Вот ради интереса наберите в интернете полное наименование «Церковь Христова Русской православной церкви». Появятся в списках православные сайты. Наберите РПЦ, появится столько гадости.

Вот вы говорите, что среди молодежи много агностиков. Агностик это человек, который верит в наличие какой-то силы. Один парень в Армии написал в анкете, что он антихрист, а после разговоров с ним оказалось, что он агностик. При первых встречах с ребятами в армии я выгляжу вообще дивом-дивным, чудом-чудным. Я даже на первом занятии с ними говорю с интонацией Деда Мороза: «Кто я?», а один из них говорит «Ты военный поп!» Я ему отвечаю: « Ты у нас оказывается полиглот? Слово «поп» по латыни означает отец. Вот если сейчас сдашь мне экзамен по латыни, то могу сам тебя назвать батюшкой, а так будь добр ты так меня называй».

Церковь - это не общество идеальных людей, и у священников есть свои слабости, с которыми необходимо бороться. Я стараюсь заниматься с молодежью и воспитывать в них правильное отношение к церкви. Церковь должна правильно восприниматься людьми.

Как правило, в храм приходят не от хорошей жизни. Я даже со многими знакомыми встречаюсь в церкви если надо кого-то отпеть или похоронить. Люди приходят в храм со своей бедой. И в таких условиях о религии не поговоришь. Кто-то пришел и остался, а кто – и не придет никогда. Но если бы церковь не помогала людям, в ней никого не было бы.

- Вы любите путешествовать. В каких странах Вы были?

- По России это были в основном командировки. Это сборы духовенств. Раз в год мы собираемся в масштабах Армии по стране. Благодаря этим сборам я был в Москве, Питере, Благовещенске, Воронеже. А в случаях сборов окружных, тоже было на что посмотреть. Мы собирались в Северной и Южной Осетии, в Новочеркасске, вот в мае этого года сборы будут в Челябинске. Из всех мест, что мы посетили, чем красивее место как у нас тут на Юге, тем печальней история. Вот мы были в Беслане и общались с теми, кто участвовал в штурме по освобождению детей. Возле этой школы сейчас строится храм мучеников. При Эльбрусье красивейшие места, а тебя снайперы охраняют. Там проходил небесный фронт. Я и не знал, что немцев останавливали возле Эльбруса и сейчас ведут работы поисковые отряды. Ледник тает и находят солдата с пулеметом, с гранатой. 50 человек нашли, числятся без вести пропавшими более трехсот. Там проводили отпевания и по православным и по мусульманским традициям, потому что там гибли люди двух культур. Вокруг тех событий был случай. Какой-то великий шаман предсказал Гитлеру о том, что кто первый на вершине Эльбруса установит знамя, тот и победит в войне. Одной ночью они установили на Эльбрусе свастику, но на следующую ночь наши партизаны ее убрали и водрузили красные знамена, которые там есть и по сей день. Гитлер дальше Эльбруса не пошел. Вот такие истории есть в любом месте.

(вопрос методиста ЦДТ Е.А.Чучаловой)

- Как Вы думаете, педагоги должны любить детей? Для меня педагог и любовь к детям - это знак равенства. Развить ребенка без любви нельзя. Надо уметь и хотеть увидеть в ребенке талант и развить его. Как и Бог, который видит в нас все хорошее. Должен ли священник как и педагог любить свою паству?

- Обязательно. Священник любит свою паству, так же как и Христос любит человека, за которого он отдал свою жизнь. Был случай. Во время службы один человек решил напугать всех и сообщил о том, что сейчас взорвет храм. Священник сказал : «Взрывай. Умереть за Бога во время службы - это награда для всех нас!» Этим он спас людей и был готов умереть за себя и своих близких.

- Для священника это делимо умереть за Христа или умереть за прихожан?

- Это одно и то же. Умирая на войне защищая других, тоже совершаешь подвиг Христа. Я так ребятам и поясняю в Армии. Для священника это же самое, он воин Христа. Между церковью и Армией можно провести много аналогий. Священник должен быть готов умереть за своих прихожан, церковь.

- Существует ли загробная жизнь?

- Церковь как раз и проповедует о том, что после смерти все только начинается и от того, как ты проживешь свою жизнь здесь, так и будешь существовать в загробной жизни. Этому посвящены учения в церкви. Есть два основных видения о том, что будет. Один сводится к мытарствам о том, что душа стремится в рай и на этом пути встречается 20 ступеней, осуждений и взвешиваний хороших и плохих дел. И есть второе видение о том, что по сути Бог позовет в рай каждого, но не каждый пойдет. Грешник, находясь в любви Божией не сможет ее испытывать. Для него это будут физические страдания. Есть такой момент в жизни, когда ты обидел человека и понимаешь, что не прав и приходишь извиняться, а он и не злился на тебя. И ты думаешь о том, что зачем он так, лучше бы по морде дал или накричал. Вот так и грешник перед Богом не поймет. Бог есть любовь, и если ты любишь ближнего, то и грешить никогда не будешь.

Материал собран учениками объединения «Медиа», СЮТ

Оформление материала: Надежда Дулина

foto 12 04 2019 14 03 1