^Вверх

В нашу редакцию обратилась жительница поселка Матвеев Курган Елена Минка. «Мне бы хотелось увидеть в рубрике «Человек недели» хирурга ЦРБ Павла Владимировича Рычкова. Замечательный врач, высокий специалист и просто чуткий человек. Работая в тяжелых условиях, спасает людей. Он достоин быть человеком недели!» Встречу с ним мы решили приурочить к предстоящему празднику – Дню медицинского работника. Сам Павел Владимирович назначил встречу на 12 июня, в праздничный для всех и обычный для врача день. Он не заострял внимание на своей персоне. Говорил о коллективе, о работе всего отделения и медперсонала ЦРБ в целом, о специфике и сложностях работы сельского врача.

Они дарят надежду и жизнь.

Начинается обычный рабочий день. Для обывателя он пройдёт по примерному плану и только что-то непредвиденное может нарушить его простое течение. Любая беда -она конкретна для нас. Для человека, чья профессия хирург - обычных дней не бывает. Он принимает наши беды и борется с непредвиденностью постоянно. Чтобы это понять, простому человеку будет достаточно на короткое время стать наблюдателем рабочего процесса в больнице. Что принесет этот день человеку, который ежедневно борется со смертью? Пока неизвестно и все спокойно.

- Павел Владимирович, к нам в редакцию обратились с просьбой написать о Вас. Поговорим, пока никуда не вызвали?

- Обо мне будет неправильно, я здесь не один работаю. Ивот уже вызывают, подождите пожалуйста – говорит врач, захватывая на ходу стетоскоп и выходя из кабинета.

Ординаторская переполнена утренним светом. На рабочих столах ничего лишнего. Всё только по делу - рентгеновские снимки и стопки историй болезни. Слышу за окном пение птиц и шорох ветра. «Интересно, есть минуты у таких людей замечать мелодии природы? Есть время наслаждаться жизнью?» Взор снова переходит на бумажные стопки. Для меня это действительно просто бумага. Для врача - это истории с надеждами на выздоровление, истории встречи со смертью или продолжением жизни. У каждой свой финал, и не всегда он радостен и одинаков. Всматриваясь в фамилии, вычерченные синей ручкой на сером фоне, невольно представляются кадры из фильмов о больницах: звуки сирены, закрытые глаза пациента в маске, склоняющиеся лица врачей над ним и сосредоточенное лицо хирурга в операционной. «Да, не до пенья птиц!» В ушах звенят тихие голоса родственников, томящихся в ожидании, звуки кардиографа и световые тонкие полоски на нем, рисующие биения сердцачей-то жизни.«Не до наслаждения окружающим миром…Эти картинки только в воображении, да и в красивых фильмах все иначе. Наверняка в реальной жизни все сложнее. И сейчас я в том месте, где на самом деле вырывают человеческую жизнь из цепких лап смерти. Это призвание великих людей!» Мои раздумья прерывает хлопок двери.

- Все. Есть время пообщаться. Я Вас слушаю. Что привело Вас к нам?

- Наши читатели. В Вашей жизни бывают спокойные дни?

- О какой спокойности можно говорить, работая в райцентре? И каждый день неповторим. Иногда все происходящее может идти волнами. То все тихо и спокойно, то большой наплыв. Бывает, больных в отделении много и операции одна за другой.

- Возможно, странный вопрос сейчас будет, но есть какая –то «сезонность» в этом? Может, после весенних обострений учащаются случаи наплыва людей в отделение?

- Нет. Нисчем это не связано и ничем объяснить невозможно. Копченко Валентин Степанович проработал здесь 10 лет и говорил, что так здесь почему-то и идет. Так, наверное, везде. То спад, то напряжение.

- К Вам можно применить фразу «борется со смертью»?

- Да у нас все врачи борются со смертью. Хирурги, гинекологи, анестезиологи, вся больница. Это назначение любого врача – бороться для того, чтобы люди жили и были здоровы.

- Вы не помните в своей практике самый первый случай, когда впервые пришлось столкнуться со смертью человека?

- Я работаю в здравоохранении с 1997 года. Учась в институте, с третьего курса начал свой путь медика. Сначала санитаром, потом медбратом и так далее. Вспомнить именно первый случай не могу. Это тяжело вспоминать и не очень хочется, потому, что первое место работы было отделением скорой помощи и там всегда сложные случаи. Люди поступают экстренно, и с этим приходилось сталкиваться постоянно. На протяжении всей практики ты ходишь рядом со смертью. Нельзя сказать, что к этому можно привыкнуть. Переживания навсегда могут остаться в тебе, и потом часто пытаешься все ситуации заново «проиграть», пережить, проанализировать. Многие случаи остаются в памяти надолго. Особенно если это молодые люди или дети. Еще сложнее становится, когда ты работаешь в одном месте. Расширяется круг знакомств и друзей, больше узнаешь людей, и тебя уже все знают, и возлагают на тебя надежду. И когда умирает кто-то близкий или знакомый, это еще тяжелее. Ты же знаешь и его родственников и друзей.

- Когда пришло решение выбрать профессию врача? Это был конкретный случай, натолкнувший на выбор профессии или мечта детства, семейные традиции?

- В моей семье медиков не было. Мой отец военнослужащий, а мама фармацевт и она даже больше чем я мечтала быть медиком. После окончания школы стоял вопрос куда идти дальше. Это были 90-е годы, период «шатаний» в стране. Решили идти в медицину. Необходимые предметы в школе были на «отлично», да и другого выбора особо не было. Продолжать династию военных и идти по стопам отца я не хотел. Я видел эту «кочевую» жизнь семьи военнослужащего. За время учебы поменял четыре школы. Родился в Симферополе, потом жили в двух городах на границе Молдавии, потом на Калыме около Ледовитого океана. Мне захотелось более оседлого образа жизни, «свить гнездо» на одном месте и чтобы было совсем по-другому, не так как у родителей.

- «Свить гнездо» удалось? Вы семейный человек?

- Конечно, да. Задуманное сложилось. Есть супруга и дети.

- В области медицины будет продолжение? Дети стремятся к этому?

- Сын окончил мединститут и проходит сейчас ординатуру. Будет неврологом. Дочка еще в пятом классе, и прогнозы делать пока рано.

- Как Вы попали в наши края?

- Я окончил Ставропольскую Медицинскую Академию. Прошел там интернатуру, потом два года ординатуры. В 2004 году приехал работать сюда.

- Вы можете сравнить работу сельского врача и городского? В чем особенности и разница?

- Очень большая разница. Городское здравоохранение более оснащенное, высокая степень диагностики, соответственно, и выше эффективность оказания оперативной помощи. Плюс ко всему у каждого врача есть четкое разделение в смене. Конечно, уходя домой, он остается врачом и готов придти на помощь в любое время, и труд везде напряженный, но он имеет возможность заниматься дома своими делами. Здесь на селе нет четкого разделения. Тебя могут вызвать в любой момент. Тем более сейчас я совмещаю специальность эндоскописта, и если поступают пациенты с кровотечениями, то обязательно вызывают меня. Бывают непонятные случаи, и необходимо решить их сегодня же. Никто не будет дожидаться времени твоей смены. Нет такого, что ушел и забыл. Необходимо постоянно быть в тонусе и жизнь проходит в постоянном стрессе.

- Но есть и положительные моменты –спасение людей, и благодарность их родственников и семей.

- Ну, конечно! Мы же для этого и работаем. Мы выбрали эту специальность, чтобы дарить людям жизнь, добро, надежду, здоровье. Они же приходят к нам не с положительными эмоциями, а с бедой. 99% поступающих это те, у кого боль. Врач обязан помочь человеку. Сделать так чтобы боль ушла и на ее месте осталась здоровая радость.

- Был момент, когда хотелось все бросить и перестать думать о других, заняться совершенно другим, или Вы не представляете себя в иной профессии?

- Трудно даже предположить чем может заняться человек, который девять лет из своей жизни посвятил только обучению, положил это время на то, чтобы стать врачом. Ставить перед собой цель быть не просто врачом, а хирургом. Я ехал в эти края уже целенаправленно и готовил себя к тому, что буду заниматься именно хирургией, экстренной, районной. В этой профессии я уже 15 лет, и что-то поменять меня уже ничего не заставит. Бросить все я не могу и все, кто здесь работает, скажут тоже самое. Мы же знаем, на что шли, зачем учились. На наш опыт надеются люди, они ждут от нас помощи. Любая функция возложена на нас непросто. Если администрацией ЦРБ и района на нас возложено обязательство, то значит больнице необходимо, чтобы мы здесь были, значит мы справляемся с обязанностями и должны выполнять свою функцию до конца. Если бы в наших действиях было что-то не так, это бы заметили и возник вопрос о поиске других специалистов. Каждый из нас ощущает себя человеком спасающим, ты им нужен. Каждый на своем месте и занят своим делом. Вокруг уже много людей, которые тоже могут оценить работу. Хотите пройти по палатам? Там столько людей, которые приехали с надеждой на выздоровление, они ждут от нас результата. Их нельзя бросить и сказать: «Мне надоело, я устал, пойду займусь чем-то более мирским и спокойным».

Надеваю белый халат, следую за врачом. Проходим из одной палаты в другую. Мужчины и женщины находятся раздельно. У всех разное состояние здоровья. Есть пациенты, которым делали более сложные операции, требующие участия областных специалистов. Кто-то только перенес операцию и ему уделено особое внимание, ведь послеоперационный контроль пациента тоже входит в обязанности хирурга. У кого-то читается в глазах настроение на долгожданную выписку. Объединяет пациентов одно – доверительный взгляд и особое почтение к входящему в палату врачу. Его здесь уважают, ждут с добрыми вестями и уже по-своему любят как родного, как того, кто дал продолжение здоровой жизни. Не буду описывать каждое изречение пациента, они примерно одного содержания. Люди благодарны за чуткое отношение и врачей и медперсонала. Говорят о том, что не надо сейчас никого просить о помощи или дожидаться. Санитарки и медсестры приходят сами, все делается вовремя и без проблем. Врачи следят за состоянием больного до полного выздоровления. Кормят хорошо, палаты пусть и не в богатом убранстве, но чистые. У многих даже не возникало желание уезжать и проходить лечение где-то далеко от дома. Мы возвращаемся в ординаторскую. По пути Павел Владимирович успевает рассмотреть рентгеновский снимок у ожидающей его женщины в коридоре. Дает рекомендации и указания. С хозяйской уверенностью проверяет взглядом общую обстановку в отделении.

- Сейчас сложнее стало с нововведениями надзорных структур. – говорит Павел Владимирович - Раньше такого не было, и в этом плане стало работать тяжелее. Много времени уходит на проверки, следственные мероприятия, бумажную волокиту. У нас здесь в отделении объединяется сразу три специальности: хирургия, гинекология и реанимация. Это очень сложно и ответственно перед людьми в первую очередь, именно для них наш опыт и старания. В отделении работаю квалифицированные специалисты. И, возможно, что контроль - это где-то и хорошо, если бы шло на повышение качества работы, а не на повышение количества предписаний. Хорошо быть надзорным органом и видеть факты, а не случай. Это мы видим, что конкретно происходит с человеком. Мы знаем, какую помощь необходимо оказать прямо сейчас, в первый час или два часа, когда решается вопрос жизни и смерти.Неважно, в какую больницу попал человек - в городскую или районную. Ты срочно должен разобраться и принять решение, продиагностировать патологию угрожающей жизни. Большую роль играет наличие оборудования, обеспечение материалами, больничный ресурс. В городских больницах в этом плане легче.

- Много бывает таких случаев, когда необходима экстренная помощь?

- Мы находимся у дорожной трассы на Донецк, и Вы не представляете, сколько людей на ней «убивается»- и будут такие случаи всегда.Сейчас идет большой поток машин в канун ЧМ – 2018, что тоже увеличивает риск. И не мешало бы нам иметь здесь и компьютерный томограф, это было бы большим подспорьем. В травмотологическом плане желательно чтобы было побольше расходного материала.

- Есть в вашей практике рабочие дни, которые «западают» глубоко в память?

- Конечно.Вспомните, год назад был случай столкновения Донецкого и нашего автобусов. Было массовое поступление людей. Весь персонал сконцентрировался на этих людях. Их необходимо было распределить по степени сложности, каждого определить и никого не упустить. Все работали в особом режиме. Прооперировали человека с серьезным разрывом печени. Пришлось спасать, ушивать и даже удалить желчный пузырь, чтобы только все можно было сшить. Отправили его потом в областную больницу. Слава Богу жив. Многие люди находились на лечении, но были и те кто «ушел» сразу. Мы были бессильны.

И поэтому, я признателен тем, кто просит про меня написать, но не один Павел Рычков тут есть, и спасаетлюдей целое отделение, все службы и вспомогательные в том числе: рентген, узи, лаборатория. И вся смена участвует в спасении человека. При поступлении тяжелых больных, мобилизируются все, даже с соседних отделений. Никто не скажет: «Это не моя обязанность». Коллектив у нас сплоченный и дружный в этом плане. Ведь когда ты спасаешь человека – ты герой, если что-то не вышло, то ты конечно не преступник, но отношение к тебе совершенно другое. К сожалению, это врачебная практика, это жизнь, и от нее никуда не деться. Хочется, чтобы все были живы и здоровы, стремимся к этому и прикладываем все силы. Ни один врач не хочет, чтобы его пациент умер. Но, мы же не Боги…

Павла Владимировича в коридоре ожидали люди. В каждом читалось желание скорее услышать от врача что-то хорошее. Я не имела права больше никого задерживать. Уходя, мысленно пожелала, чтобы сегодняшний день прошел без происшествий, чтобы в день медицинского работника они услышали больше благодарных слов. Специфика предстоящего праздника такова, что многие из медиков будут отмечать его на рабочем месте, леча пациентов. И хочется пожелать не отчаиваться и двигаться вперед. Вы выбрали правильный путь, Вас ждут и надеются только на Ваши знания, опыт и человечность!

P.S.Я завершала этот материал. На электронную почту пришло письмо с обещанными Павлом Рычковым фотографиями из трудовой практики. В письме строки следующего содержания: «Как раз сегодня поступил больной с острым  аппендицитом, оперирован. Операционная бригада в операционной "отмечает"  День России. Если можно, то поздравьте всех медиков с наступающим Днем медицинского работника.Хочу пожелать всем крепкого здоровья, достойной зарплаты и мирного неба над головой!»

Вот такая профессия – круглосуточно быть готовым дарить надежду и жизнь! 

Надежда Дулина 

20190318 1

20190318 2

20190318 3